6 заметок с тегом

кризисхуизис

2017

Кур не будет, электричество кончилось

Сахалинская птицефабрика «Островная» отправила в мусор 3 тонны испорченного куриного мяса. Холодильник сломался — и всё накрылось тёплым тазом.

— Кризис есть в стране? Не, не слышали.
— А кур как выбросили?
— Как, как... КамАЗом, блеадь

«— КамАЗ после обеда стоял возле „утильки“, в нем примерно 300 ящиков мяса. В каждом ящике минимум 12 килограммов. Ждали рабочих, которые придут и все это разгрузят. Стухло все, потому что рефрижератор сломался. Не знаю, бульонные там куры или бройлеры, — говорит стукач сах.кома.»

На запрос журналистов обещали оперативно ответить, но все ответственные лица фабрики куда-то быстро съебали. Наверное за вазелином, но это в лучшем случае.

Ситуация, конечно, хреновая. 3 тонны кур — это 3000 кастрюль хорошего куриного супа, которые могли оказаться в желудках 12 тыс. жителей острова, если брать за исходные данные — 1 кг. на 1-ну кастрюлю супа на 4-х человек.

Поделиться
Отправить
Запинить
2017

Рыба Баскервилей — только ты, рыба моей мечты

Сэр Артур Конан Дойль в своих записках никогда не рассказывал о детстве собаки Баскервилей. Но когда-то ведь и она была маленьким пушистым щеночком, который жалобно скулил и копошился возле своей мамаши. Потом, правда, милая собачка подросла и сводила людей в могилу одним своим видом в районе Гримпенской трясины…

fishkamchatka.ru

Отпускная цена у рыбаков на промысловую рыбу вроде минтая или трески тоже выглядит безобидно. Однако, проделав путешествие от моря до прилавка, она становится не менее пугающей, чем гавкающее проклятие рода Баскервилей. Разве что продавцы ценник фосфором не смазывают, но покупателям все равно становится не по себе.

Рассмотрим один из самых массовых рыбных продуктов — минтай без головы. У рыбаков килограмм такого минтая стоит порядка 60 рублей или чуть больше, а в розничной торговле, например, в сети Metro Cash & Carry в Москве, этот продукт в начале февраля продавался за 230 рублей. При этом продавцы выдавали размороженный, или дефростированный минтай за охлажденный, о чем мы более подробно расскажем в других материалах этого номера. А пока попробуем понять, откуда взялись эти условные 170 «рыбных» сребреников разницы в цене улова между морем и прилавком.

Цена в 230 рублей держится на трех китах: это стоимость товара, логистика, или стоимость транспортировки, и затраты торговой площадки. Начнем со стоимости товара. Улов рыбаки продают, как правило, тысячами и десятками тысяч тонн, причем сделать им это нужно максимально быстро. Когда произойдет долгожданное обновление рыболовного флота, можно будет прямо на судах делать из минтая филе, фарш и другие продукты глубокой переработки, готовые к продаже. Пока же возможностей рыбаков хватает, как правило, только на заморозку рыбы.

После производства на судне продукцию стоимостью в среднем 60 рублей за килограмм доставляют в порт, — это называется фрахт, его стоимость варьируется от 100 до 115 долларов за тонну. В некоторых случаях стоимость фрахта достигает 130 долларов. Далее продукцию перегружают, или, как еще говорят, переваливают по стоимости 1 рубль за килограмм на склад, а в данном случае склад является холодильником. Стоимость хранения в холодильнике составляет 50 рублей за одну тонну в сутки. И вот тут в дело вступают первые посредники.

Петр Савчук, заместитель руководителя Росрыболовства: «Увеличение цены в 3-5 раз не может считаться нормальным, если мы хотим обеспечивать население доступными отечественными рыбой и морепродуктами. Но еще больше удручает то обстоятельство, что значительная часть магазинов и торговых сетей крайне поверхностно и небрежно относится к правилам хранения рыбной продукции и в первую очередь к температурному режиму. Есть четкие регламентированные нормы, при какой температуре должен храниться тот или иной вид продукции. Например, температура для креветок должна быть не выше 25 градусов мороза, для свежемороженой рыбы — не выше минус 20 градусов и так далее. Но если обойти десяток торговых точек, то хорошо, если температурный режим выдерживается в двух или в трех из них».

Дело в том, что продукцию с судна продают на территорию России только крупными партиями по причине высокой стоимости доставки, а конечному потребителю, то есть магазинам, обычно необходимы мелкие партии от 100 килограммов. На данном этапе в процесс вступают компании, занимающиеся перепродажей рыбы: трейдеры, брокеры, торговые дома. Они участвуют в тендерах на поставку рыбы, собирая крупные партии продукции, затем оформляют ее и предъявляют на транспортировку. Это прибавляет к стоимости продукта примерно 3-10% за кило.

Процесс транспортировки включает в себя несколько этапов. Подготовительный этап — получение ветеринарного сертификата по форме №2 и лабораторных исследований. Зачастую это делают и сами рыбаки, но может и потребоваться помощь сторонних организаций. Лаборатория Дальневосточного федерального университета берет в среднем 5 000 рублей за исследование одной партии рыбы. Затем следует предъявление продукции на транспортировку, для чего приглашают инспектора Россельхознадзора. Последняя операция бесплатна, но все это время рыба должна храниться в небесплатном холодильнике. Далее, после заявки на транспортировку, идет перевалка продукции со склада в вагон.

Формальности соблюдены, можно ехать. Стоимость транспортировки рыбы по железной дороге составляет от 10 до 14 рублей за килограмм. В пункте прибытия продукцию перегружают либо на автотранспорт (и в этом случае учитывается стоимость перегрузки), либо на склад. Вагон замывают и направляют на стоянку, за что тоже надо платить. Равно как и за временное хранение рыбы в пункте потребления стоимостью 1,5 рубля за килограмм. Перегрузка для транспортировки будет стоить еще 50 копеек за кило, а уже финальная транспортировка небольшими партиями заявителю — 80 копеек за килограмм. Иными словами, как у Маршака, «за время пути собака могла подрасти».

Брокер на данном этапе свою работу сделал, и начинаются затраты торговой площадки, которые тоже надо как-то окупить. Значительная часть рыбной продукции считается скоропортящимся продуктом, на обычном складе вместе с макаронами ее хранить нельзя. Как только рыба поступила в сеть в оптовой упаковке, ее необходимо сразу же запускать в торговое производство. Минтай, как правило, поступает в мешках по 22 кг. В каждом мешке — два блока по 11 килограммов. В магазине продукцию необходимо дефростировать, то есть разморозить и расфасовать на единицы потребления. После этого у рыбы два пути: либо повторная заморозка, что обычно происходит там же, где рыбу и хранят, либо — на прилавок, где после разморозки она предлагается как охлажденная.

В сумму затрат на технологическую фасовку продукции входят: хранение, дефростация, упаковка, а также заработная плата операторам, технологам, кладовщикам, грузчикам и другому персоналу. Если расписывать более подробно, то техническая часть затрат состоит из аренды помещений, потребления электроэнергии, фреона, сухого льда, абсорбентов, антибиотиков и прочих расходных материалов.

Эти затраты одинаковы в среднем по рынку и зависят только от региональной специфики. Понятно, что, к примеру, в Москве уровень зарплат выше, чем в областных центрах средней полосы России. Но есть и затраты, которые разнятся, хотя магазины могут находиться в одном городе на соседних улицах. Это расходы на рекламу и продвижение продукции. В целом рыбу у нас рекламируют мало, вяло и неумело.

Герман Зверев, президент ВАРПЭ, много лет возглавлявший Ассоциацию добытчиков минтая: «По данным на конец января, в порту Владивостока средняя оптовая цена на основной вид продукции минтаевого промысла — минтай без головы — составляла 63-65 рублей за килограмм. Если говорить о прошлом годе, то цены на мороженый минтай отличались высокой волатильностью. Например, из-за укрепления курса рубля к доллару оптовые цены стабильно снижались, чего не скажешь о рознице. По нашим расчетам, в центральных регионах России до 50% цены на минтай приходится на наценку оптовых посредников и ретейлеров».

Но есть один нюанс. Когда торговая сеть рекламирует, скажем, акцию по скидкам на мясные изделия, то затраты на эту рекламу покрывают торговые накрутки на все виды продукции сети: от печенья и молока до нашего с вами минтая. Разумеется, продажи рыбы от этого тоже растут, поскольку реклама дает увеличение общего трафика покупателей, которые возьмут не только сосиски по акции. Подсчитать эту рекламную накрутку можно только приблизительно. Если взять по минимуму, то она составит два рубля на килограмм.

Наконец, есть еще общие управленческие расходы на бухгалтерию, отделы закупок и планирования, а также необходимость платить налоги. Ну и никто не отменял ее величество чистую прибыль, которая в крупных сетях, как правило, составляет от 1% до 20% от стоимости товара, а в небольших магазинах и все 50%. Здесь каких-то единых правил или запретов нет, все зависит от владельцев и управляющих конкретной торговой сети. В конце концов, брать или не брать минтай по 230 рублей, решает покупатель. Кстати, это далеко не наивысшая цена. Рекордом стал ценник в 300 рублей за килограмм «охлажденного» минтая, который был обнаружен в Москве. Хотя можно найти аналогичную продукцию и за 140-190 рублей, причем разницы в качестве не будет никакой.

Росстат напоминает: в 1991 году килограмм минтая стоил 2 рубля 32 копейки. Куры стоили примерно в шесть раз дороже, а говядина — почти в семь раз. Сегодня цена минтая в торговых сетях уже превысила в полтора раза цену бройлерных окорочков, голеней и ребер. По данным Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), в 2016 году средняя цена по России 1 кг свежемороженого потрошеного минтая без головы в рознице составила 140-150 рублей, а свежемороженого минтая без головы, но непотрошеного — 120-130 рублей.

В романе Конан Дойля Шерлок Холмс разгадал тайну собаки Баскервилей, когда сам поверил в ее существование, а затем убедил в этом и Ватсона. Выросшая почти в четыре раза цена на минтай тоже не должна быть мифом, рождающим слухи и домыслы. Из приведенной диаграммы можно узнать, как она возрастала по пути от моря до московского прилавка. Но насколько справедлив подобный многократный рост цены на «рыбу Баскервилей» с социальной точки зрения? Степлтон, когда решил заняться столь рискованным собаководством, рассчитывал в конечном итоге получить все активы рода Баскервилей. В действиях всех участников бизнес-цепочки по торговле рыбной продукцией тоже прослеживается схожая мотивация: максимальная выгода. Нужна ли людям доступная рыба — вопрос, заслуживающий уже государственного расследования.

взято дословно с fishkamchatka.ru

Поделиться
Отправить
Запинить
2017

История России — срочно необходима

Реально мутные интриги происходят. Если, конечно, читать СМИ и пресс-релизы между строк и задавать себе время от времени дурацкие риторические вопросы.

Факт.
Южно-Сахалинску срочно, сука, понадобился исторический парк «Россия. Моя история». Настолько срочно, что губернатор напряг вообще всех так, что пришлось на коленке областное законодательство менять. Депутаты в ахуе, ессно, но че тут поделать — партия сказала надо, комсомол ответил «есть» и заебенил пятилетку за две недели.

Вопрос.
А с хуяли такая вдруг срочность? Опыт показывает, что обычно культурные объекты с горящей задницей никто не строит. Однозначного ответа автор не знает, но подумать есть о чём.

Факт.
Строительство частично спонсирует Газпром. Просто так 120 лямов гос корпорация отслюнявила на культурный объект? Ну, предположим.

Факт.
Для строительства создали АНО (автономная некоммерческая организация). Нахуя? Не объяснили. Цена объекта пока 500 лямов. 120 Газпром + 380 область. К завершению стройки цена вырастет до миллиарда самое малое, это к бабке не ходи.

Вопрос.
АНО нужно на потенциал роста затрат? Автор не знает. Схема непрозрачная и зачем она нужна в таком виде — кто-то точно знает, но не автор. Но участвует в этом и гос корпорация и область. Они по идее должны знать весь расклад.

Факт.
РПЦ тоже срочно подрывается отдать проекту свои земли. Читаем по губам: РПЦ. Срочно. Отдаёт. Землю.

Вопрос.
Это какой важности, блеадь, стратегической должен быть объект? Чтобы так все бегали вокруг?

Факт.
Каким будет сам музейный комплекс — ВСЕМ ПОХУЙ. Откуда в жопе алмазы у автора такие мысли? Очень простой ответ: на эскизный проект комплекса стоимостью 500 лямов выделили 180 тысяч рублей. Конкурс будут делать с 1, 2 и 3 местом, по 80, 60 и 40 тысяч рублей призерам. Оборжаться просто.

Вопрос.
Если всем похуй (судя по цене и условиям конкурса на эскизный план) на то, каким будет комплекс — а зачем он вообще нужен?

...

Куча была бы еще вопросов и фактов, но и так текста уже дохуя получилось. Оказывается, мой милый читатель, строительство музейных комплексов «Россия. Моя история» инициировано РПЦ и будет происходить больше чем в 25 городах России.

Так что мы не одни такие. РПЦ + Газпром + Патриотизм + Областные бюджеты + «Заебись» от Самого Главного = единственная формула, по которой что-то делается в нашей стране. Срочно делается, хуёво делается, но делается.

Бессмысленная, бестолковая поебень, делается.

Комментарий кэпа Очевидность, если кто-то не понял: «Выборы Самого Главного будут в 2018 году. Музейные комплексы усиленной патриотичности должны быть построены к ноябрю 2017.»

Нам просто очень очень срочно покажут, как Родину любить правильно надо. Заебок, чо.

Статья Коммерсанта

Статья Newsru

Поделиться
Отправить
Запинить
2017

Бла бла бла Евро, бла бла бла ТОРы

Новости пресс-службы ПСО поражают пиздабольством. Европейские инвесторы приедут на Сахалин пожрать крабов обсудить возможность въебашивания евроденег в ТОРы области.

Бу га га.

Ну, вы ебанутые что ли? Это автор инвесторам пишет. В Мире дохера стран с куда меньшими инвестиционными рисками — это к бабке не ходи. Достаточно прокатить потенциальных мешков с баблом по городам области, чтобы они в конец охуели от того, что так вообще «бывает» и «так можно жить».

Нахуй мы нужны Европе?

Поделиться
Отправить
Запинить
Поделиться
Отправить
Поделиться
Отправить