33 заметки с тегом

дохуябукв

2018

Сахалин-материк. История и будущее моста, которого никогда не будет

Наиболее оптимальным вариантом создания транспортного перехода материк — Сахалин, согласно расчетам института Гипростроймост, признано сооружение железнодорожного моста от мыса Лазарева (средний створ) до мыса Погиби.

Длина: 5950 метров.
Ширина: 220 метров.
Высота над расчетным судоходным уровнем: 43,5 метра

Один из наиболее ожидаемых на Дальнем Востоке проектов в транспортной инфраструктуре — переход материк — Сахалин. Попытка соединения острова с материковой частью страны была сделана почти 70 лет назад, впрочем, идея все же может получить воплощение в следующем десятилетии.

Сахалинский проект начинали при Сталине. В 1950-м Совет министров СССР принял секретное постановление о сооружении железнодорожной линии Комсомольск-на-Амуре — Победино с тоннельным переходом на Сахалин. Строительные работы, на которые бросили большое количество заключенных, начались еще до результатов проектирования трассы. Всего вместе с вольнонаемными работало 7 тысяч человек, они успели подготовить около 120 км земполотна под верхнее строение пути и пробить на мысе Лазарева ствол шахты для проходки тоннеля. Но со смертью вождя умерла и стройка.

Попытки возобновить строительство (чтобы связать Сахалин с остальной частью страны, помимо самого перехода нужно проложить железную дорогу от станции Селихин (Хабаровский край) до станции Ныш (Сахалинская область) протяженностью более 580 км) предпринимались в начале 2000-х годов, но тщетно. Хотя с того времени была наработана немалая предпроектная база.

В конце 2017 года подготовлено технико-экономическое обоснование проекта строительства, в рамках которого актуализированы материалы, разработанные прежде группой научно-исследовательских институтов. Документация в частности включает выбор трассы Селихин — Ныш и определение технических решений по результатам сравнения возможностей постройки перехода через пролив Невельского.
Всего рассматривалось 14 вариантов соединения острова с материком, в итоге из них выбраны два — мост и тоннель щитовой проходки. Разница в стоимости непосредственно строительных работ незначительная, но тоннельный переход получался в два раза длиннее и требовал электрификации из-за невозможности обеспечить сооружение нормальной системой вентиляции.

Конструкция

Наиболее оптимальным эксперты признали строительство моста от мыса Лазарева (средний створ) до мыса Погиби, где наиболее узкий участок пролива Невельского между материком и островом. Здесь нужно возвести переход длиной около 6 км, а также подходные дамбы в пределах акватории: 1 км — со стороны материка и 2,1 км — со стороны Сахалина. Таким образом, сооружение станет самым крупным мостом на Дальнем Востоке, не считая низководного через Амурский залив близ Владивостока.

Пролетные строения перехода запроектированы под один железнодорожный путь, они четырех типоразмеров — 33,6, 110, 220 и 330 метров (два самых длинных пролета будут находиться над судоходной линией). Для их монтажа понадобится более 86,5 тысячи тонн металлоконструкций. Еще почти 180 тысяч тонн металла пойдет на фундамент опор — куст свай из металлических труб диаметром 3 метра будет поверху объединяться железобетонным ростверком. Монолитного железобетона также необходим существенный объем — более 700 тысяч куб. метров.

Строительство линии Селихин — Ныш, вероятно, перспектива следующего десятилетия. О решении реанимировать проект в этом году не раз говорил президент РФ Владимир Путин. О намерении государства сдвинуть вопрос с метровой точки заявляют другие федеральные чиновники и топ-менеджеры. В частности, на недавнем III железнодорожном съезде генеральный директор ОАО «РЖД» Олег Белозеров подчеркнул, что транспортный переход на Сахалин должен стать логическим продолжением работ по модернизации Транссиба и БАМа.

В следующем году РЖД намерено приступить к проектированию трассы. С учетом трудоемкости проектных работ на это отводится около трех лет, уточняет начальник Дальневосточной железной дороги Николай Маклыгин. Так что к строительству транспортного перехода при соответствующем финансировании возможно приступить в 2021 году. Стройка займет не менее 7,5 лет.

Вопрос этот для Сахалина крайне важный, это его будущее. Сейчас наша общая задача — провести серьезную подготовительную работу в рамках проекта. Понятно, что окончательное решение по строительству моста, с учетом множества факторов, может приниматься только на уровне президента Российской Федерации.
Юрий Трутнев,
вице-премьер — полномочный представитель президента в ДФО

Один из таких факторов — серьезная капиталоемкость проекта. В 2013 году создание линии Селихин — Ныш вместе с мостом оценивалось в 386,6 млрд рублей. На нынешнем этапе, информировал этой осенью глава Минтранса РФ Максим Соколов, работы могут обойтись около 500 млрд рублей. Но данная сумма, оговаривался он, не окончательна с учетом снизившегося за последние годы валютного курса рубля.

С появлением железной дороги Селихин — Ныш повысится транспортная доступность не только Сахалина, но и северных районов Хабаровского края. По расчетам Института экономки и развития транспорта, за счет сухопутного перехода в островной регион сократится время доставки грузов на двое-трое суток и от двух до семи раз уменьшится стоимость транспортировки продукции.

Мост сократит издержки для предпринимателей, а это значит, что Сахалинская область будет благодаря повышению транспортной доступности более интересной для бизнеса.
Александр Галушка,
министр РФ по развитию Дальнего Востока

Конечно, учитывая объем инвестиционных вложений в проект, встает вопрос окупаемости проекта в обозримой перспективе. Ежегодные межрегиональные перевозки через мост прогнозируются на уровне 9,2 млн тонн (в направление Сахалина — 5,9 млн тонн, обратно — 3,3 млн тонн), что недостаточно, поэтому целесообразно привлечение на линию Селихин — Ныш транзитных перевозок.

По словам Геннадия Фадеева, сегодня у России имеется большая потребность в глубоководных морских причалах на Дальнем Востоке, и они как раз могут появиться на Сахалине. Это мнение разделяет председатель совета директоров Восточной горнорудной компании (ВГК) Олег Мисевра.

— Например, кузбасский уголь сможет через мост по железной дороге переправляться на Сахалин. Уже с острова уголь можно отгружать во все направления, в том числе страны Азиатско-Тихоокеанского региона, — заявил эксперт.

В настоящее время ВГК прорабатывает вариант строительства на Сахалине нового угольного порта недалеко от Шахтерска. Терминал сможет принимать суда класса panamax (дейдвейтом 65-80 тысяч тонн) и capesize (более 150 тысяч тонн). Он, в первую очередь, ориентирован на перевалку угольной продукции с местного Солнцевского разреза, но возможности нового порта позволят работать и с привозным углем.

— У азиатского рынка нескончаемая потребность, весь вопрос в цене. А Россия ограничена дальневосточными портами, их мощностью. Тот же Кузбасс может добывать значительно больше, — считает Олег Мисевра.

Много говорится и об организации Россией трансконтинентального транзита в направлении Европа — Япония. В этом плане сахалинский проект мог бы стать дополнительным звеном к Транссибу. По словам заместителя директора по продажам АО «РЖД Логистика» Ольги Степановой, при взгляде на карту с маршрутами доставки грузов из Японии очевидна рациональность использования российских железнодорожных транзитных коридоров: чистое время в пути через территорию России в два раза меньше по сравнению с морскими маршрутами через районы Восточной Африки.

— Рынок фрахта deep-sea отличается высокой волатильностью, тогда как short-sea фрахт более прогнозируем, а железнодорожные тарифы действуют как минимум в течение календарного года. При этом клиенту обеспечивается стабильность перевозок за счет соблюдения фиксированного расписания движения, — говорит Ольга Степанова.

Для освоения японского трафика между Сахалином и японским островом Хоккайдо через пролив Лаперуза изучается возможность построить не менее головокружительный объект — либо 65-километровый тоннель, либо мост протяженностью 45-48 км с подмостовым габаритом — 70 метров. Последний ориентировочно обойдется в $22-30 млрд. Есть и консервативный сценарий: грузы из японского порта Вакканай могут отправляться по морю в Корсаков с последующей перегрузкой на железную дорогу. По словам главы Минтранса Максима Соколова, соединение Сахалина с Японией обсуждается на различного политического уровня встречах, в том числе он планирует встретиться в начале 2018 года с профильным японским министром.

Павел Усов, специально для NaDV.ru

Поделиться
Отправить
Запинить
2018

Метель в Южно-Сахалинске, мысли вслух

Без лопаты на Сахалине, как в армии без ложки. Как живет город, на который всего за 1 месяц обрушился уже третий (!) мощный ураган с метелью? Новости о метеоусловиях на Сахалине передают по всем федеральным каналам, мне звонят обеспокоенные родственники.

Если бы нечто подобное случилось где-нибудь в США, то там бы все полностью парализовало, объявили бы комендантский час и о катаклизме говорил бы уже весь мир.

А что в ЮЖНО-САХАЛИНСКЕ? В Южно-Сахалинске все спокойно. Случайные пенсионерки, вышедшие покурить на балкон, могут случайно с него слететь в сугроб и потом добираться до больницы в ковше трактора, но в целом это все новости национального масштаба в период стихийного бедствия на острове.

Локальные новости ограничиваются упавшей праздничной елкой, закрытыми трассами, слетевшим фасадом или крышей неотремонтированного дома.

Жизнь южносахалхинцев чуть замедляется, но не останавливается. В дни урагана закрыты только школы, а вот больницы, садики и другие учреждения работают как обычно. Утро начинается бодро, дружно, с лопатами, не хватает только утренне-зарядочных советских мелодий из громкоговорителей.

Парковаться на продуваемых местах, где снег с машины будет изящно слетать, а не прилипать намертво — это не умение, а чутье и искусство местных. На работу идут все, кроме сотрудников международных компаний, где порог безопасности гораздо выше, чем у местных. Идут, конечно, с оговорками: опоздать в такие дни нормально, можно работать из дома по договоренности.

Заведения, типа кофеен, работают в своеобразном режиме — все зависит от того, есть ли смысл открываться.

Скажем, если вход наглухо занесен снегом, а мести будет еще сутки, смысла открываться, конечно, никакого. Однако, продуктовые магазины работают железно, так что никому ничем запасаться не приходится.

Общественный транспорт может не работать с утра, когда дороги полностью заметены, а техника еще не успела расчистить. Но потом обязательно начинает ходить.

Радикально меняется картина дорожного движения: пешеходы перемещаются на проезжую часть, так как тротуары какое-то время полностью занесены, и передвигаются вместе с автомобилями. Те, в свою очередь, движутся со скоростью не более 20 км в час.

Люди одеты в пуленепробиваемые лыжные костюмы и лыжные очки-маски, с капюшонами. Видимость и для пешеходов, и для водителей, конечно, крайне ограниченная. И тут ты понимаешь — вот он рай совместного пространства городских улиц, где все участники дорожного движения думают друг о друге. Встречаются даже упертые велосипедисты на толстых шипованных колесах и в балаклавах. Вот она, городская резилетность, живучесть.

Всюду снуют тракторы и снегоуборочные машины, а после циклона на улицы города выезжает армия грузовиков вывозить снег. И горе тебе, водитель, если ты опять припарковался неудачно — на пути снегоочистительной техники, или около огромной кучи снега в два-три человеческих роста. На какое-то время город становится похож на снежный лабиринт, ходить по высоким снежным коридорам забавно.

Через пару дней все ключевые артерии транспортного и пешеходного движения полностью расчищают, но сугробы и снежные кучи около них вырастают до бомбических размеров. Детские площадки полностью уходят под снег, вплоть до самых высоких качелей, но в мире снега детям весело и без них. В моем дворе жители дома вырыли котлован в снегу, где очень по-сахалински уютно делают снежный пикник-барбекю выходного дня.

Я люблю метели за внеплановый уютный выходной дома. Люблю смотреть в окно и засыпать под завывающий ветер. Но самое главное, собака научилась очень быстро и эффективно выгуливаться — почти не отходя от входной двери дома.

Люблю метели за то, что после них неизменно выходит яркое, веселое солнце и жители высыпают на гору кататься.

Текст спизжен из фейсбука Ксении М.

Поделиться
Отправить
Запинить
2017

Губер ИИ

Интересная тема в Китае:

«В новом полицейском участке Китая не будет людей, только искусственный интеллект.

Власти Поднебесной пообещали вскоре открыть в загруженном мегаполисе Ухань отдел транспортной полиции, в котором будет работать только один робот. Это роботизированная система проверки и выдачи документов. В ее основе лежит специальный ИИ, который почти мгновенно идентифицирует посетителей, что позволит искоренить очереди.

Полицейский ИИ сможет работать в режиме 24/7 и он лишен риска „человеческого фактора“. Только строгие алгоритмы, в соответствии с установленными регламентом процедурами, его не подкупить и не обмануть.

По данным ученых из Оксфорда, к 2025-ому 7 % рабочих мест в США займут роботы, а к 2040-ому их доля составит уже 47%.»

Навело на размышления. В России 85 субъектов федерации. То есть 85 губернаторов, так?

Одним регионом можно вполне себе позволить пойти на эксперимент. Например поставить во главе не человека, а нейронную сеть. Ну то есть собственно софт. ИИ если хотите.

Просто представьте себе ситуацию, где регионом управляет беспристрастная математическая система, нацеленная на наиболее эффективное улучшение показателей без политических интриг и прочей, привычной населению, поебени.

Хуже то точно не будет. Загрузил в комп исходные параметры (благо они все есть), дал исторические референсы на международный опыт и электронные мозги за пару дней нарисуют несколько моделей и планов реализации, основанные не на том, сколько краба надо сбраконьерить или сколько бюджетных денег спиздить, а на сухих цифрах и мировом историческом опыте.

Инновационный подход, ёпта. Автор бы проголосовал.

Поделиться
Отправить
Ctrl + ↓ Ранее